Старший лейтенант Жезлов и старшина Шурупов ехали на своей служебной десятке
Казалось бы, ничто не предвещало беды, как вдруг машина неожиданно врезалась в столб,
после чего её развернуло поперёк дороги.

За рулём был как обычно Шурупов.
- Сколько раз я говорил тебе сдать на права! - отругал его Жезлов.
- Что же нам теперь делать? - виновато спросил Шурупов.
- Как что делать? Вызывай ГАИ! - ответил Жезлов.
- Кого? - не понял Шурупов.
- Сейчас я из машины выйду, а ты меня вызовешь. Где-то через пару часов я появлюсь.
- Глеб, может, пораньше? Движение же перекрываем!
- Нет уж, Шурупов, всё должно быть как у людей. Чем мы хуже других?
Два часа Шурупов стоял и выслушивал матюги из протискивающихся мимо него автомобилей.
Наконец к нему вразвалку подошёл Жезлов.
- Инспектор дорожно-патрульной службы старший лейтенант Жезлов,
- представился Жезлов Шурупову.
- Я тоже это… иннспектор, только Шурупов, - ответил Шурупов.
- Так, свидетели ДТП есть? - перешёл к делу Жезлов.
- Ты же сам всё видел, Глеб!
- Так и запишем - свидетелей нет… А за погнутый столб, гражданин, придётся заплатить.
Баксов триста с тебя муниципалы слупят.
- Да ты чё, командир! Я таких денег отродясь сегодня не видел!


- Можем договориться. За сто баксов я сегодня не видел погнутого столба.

- Вот спасибо, командир! - сказал Шурупов, собираясь протянуть Жезлову сто американских баксов.

- Ты что, сдурел? Не здесь! Садись ко мне в машину!

Жезлов и Шурупов сели к ним в помятую машину, где и произошла передача денег.

К счастью, машина оказалась на ходу, и они поехали.

- Ещё легко отделались, - заметил Шурупов. - У меня всего-то сотка и была.

Вот только деньги на ремонт где теперь брать?

- Не ной! - сказал Жезлов, и протянул Шурупову сто басков. - Вроде должно хватить?

Старшина Шурупов с благодарностью посмотрел на старшего лейтенанта Жезлова,

который уже не в первый раз не пожалел собственных денег на ремонт служебной машины.

 

Старший лейтенант Жезлов и старшина Шурупов стояли в придорожных кустах с радаром, который водители в приступах бессильной злобы обзывали "феном". Моросил мерзкий дождик, и машины ехали со скоростью не более 80 км/ч. Из-за этого гаишники в течение уже трёх часов стояли на трассе даром.

- Гаишник с пустыми руками - плохая примета! - заметил Жезлов.

- Так точно! - ответил Шурупов. - Какие будут указания?

- Полезай-ка ты в машину, брат Шурупов, - сообразил Жезлов.

- Зачем? - не сообразил Шурупов, но в машину залез, потому что не умел обсуждать приказы начальника.

- Слышь, Шурупов, - сообразил Жезлов, - мы с тобой уже пять лет напарники, и машину обычно водишь ты.

- Ну?

- Так получил бы уже права-то, пока халява есть! А то потом на пенсию выйдешь, и без взятки фиг пропихнёшься! Знаю я этих нас!

- Так ты для этого меня попросил за руль сесть?

- Нет. Заводи машину, и проедь мимо меня со скоростью 120.

- Ты что, меня решил на безрыбье штрафануть?

- Тебя - нет, - задумчиво ответил Жезлов.

Когда Шурупов проезжал мимо Жезлова, тот зафиксировал на своём радаре скорость 120 километров в час. Когда Шурупов вернулся назад, Жезлов уже остановил первого нарушителя скоростного режима и показывал ему цифру "120" на радаре. С этой минуты счастье прямо-таки повалило в карманы гаишникам. Иные водители пытались-таки возражать, но у них быстро находили второе нарушение - неисправный спидометр.

Уже под вечер им попался один старичок на "Москвиче-401". Заплатив положенный штраф, он долго тряс руку Жезлова, потому что даже и не думал, что его развалина может развивать такую скорость.

- День прожит не зря! Хотя бы одному человеку радость доставили, - смахнув скупую каплю дождя со щеки, сказал старшина Шурупов, когда старичок уехал.

- Почему одному? Троим! Ты что, нас за людей не считаешь? - мудро заметил старший лейтенант Жезлов, похлопав по карманам, чтобы не так топорщились.

 

Старший лейтенант Жезлов и старшина Шурупов с утра припарковали свою служебную десятку на обочине трассы на самом виду, и остались сидеть в машине, не выключив мигалку. Удивляясь тупости гаишников, все водители тем не менее заблаговременно снижали скорость. Часа через три Шурупов не выдержал.

- Глеб, что мы тут торчим на виду столько времени? Никого не останавливаем, да оно и без толку.

- Для того и торчим, Володя, чтобы нас все видели, - загадочно ответил Жезлов.

- Ты бы ещё фарами им посигналил! Зачем всё это?

- Надо! - отрезал напарник ещё загадочнее.

Шурупов от недоумения только пожал погонами. Через час одного особо наглого лихача Жезлов всё-таки тормознул, но не оштрафовал, а попросил ехать помедленнее. Лихач от удивления поехал ещё медленнее, чем его попросили.

- Глеб, объясни мне, что мы делаем, или я сойду с ума!! - второй раз не выдержал Шурупов.

- Там впереди за поворотом Федюков стоит, бабок пытается срубить.

- Это который нам на Кунаширском шоссе всю малину изгадил? - вспомнил Шурупов.

- Он самый. Мы участочек на двадцатом километре под паром держали, не дежурили там неделю, чтобы бдительность водителей усыпить, а он, сволочь меркантильная, в это время туда бабки рубить припёрся!

- Вот ведь свинство какое! Там же теперь ещё неделю все будут как черепахи ползать! - возмутился Шурупов, не выдержав в третий раз.

- Вот за это свинство мы тут перед ним и торчим, водил пугаем. Хрен сегодня Федюков что-нибудь заработает!

- Так ведь и нам - голый хрен! - внезапно сообразил старшина Шурупов.

- Нет, неправильно. Это ему - голый хрен, а нам хрен плюс чувство морального удовлетворения! - строго, но справедливо изрёк старший лейтенант Жезлов