Содержание материала

Хочу сразу предупредить: предлагаемый текст не претендует на литературность. Я, конечно, попытался сделать его более-менее удобочитаемым, но что из этого вышло – не мне судить. Если хоть кто-нибудь не пожалеет времени, затраченного на прочтение, – буду рад.
Предмет текста есть, по совместительству, предмет моей работы – это алкоголь. И речь пойдёт о довольно узком аспекте – о влиянии разных видов алкоголя на поведение человека, на его, так сказать, устремления. Причём без биологии и вообще без какой-либо науки, а просто на основе жизненного опыта.
Впрочем, не исключено, что данная тема не так уж узка.
Ну, кроме обозначенного, неизбежно будет упомянуто ещё о некоторых вещах. Но не будем забегать вперёд – я там написал, как мог. Увидите.
Не могу не сказать ещё вот о чём. Я немало лет проработал в авиационной промышленности. В юности и молодости мне казалось, что авиация – это единственное, чем стоит заниматься, если уж не считаешь себя вправе профессионально заниматься поэзией. Всё то, в чём нет полёта, – неинтересно. Потом жизнь сложилась так, как она сложилась, и оказалось, что в этом – в винах, в коньяках – тоже есть полёт.

И последнее в этом предисловии. Теме алкоголя посвящено много литературных произведений. Самые-(для меня)-пресамые – это «Чорный человек» и «Москва – Петушки». Но это вещи божественные, поэтому никакой меркой в данном случае быть не могут. А вот «Занимательная наркология» Андрея Макаревича с комментариями Марка Гарбера – это ближе к теме. Но всё-таки я о другом, так что надеюсь не быть обвинённым в плагиате.
Ну, не претендуя не только на литературность, но и на полноту освещения предмета, приступим. И начнём с главной из всех содержащих алкоголь субстанций – с вина.

ВИНО

Это уникальный, стоящий совершенно особняком от почти всего остального алкоголя… не хочется употреблять слово «напиток», не говоря уж об английском «drink»… однако придётся, ибо что-то не видно достойного синонима. Но будем помнить, что термин – не более, чем условность. Идентификатор, как сказал бы программист старой закалки. ОК?
Итак, я уверен, что виноград и вино уникальны хотя бы тем, что исторически составляют основу современной западной цивилизации.
На Земле, вообще, есть две относительно успешные цивилизации – западная (виноградная) и восточная (рисовая).

У нас есть пословица: «Хлеб всему голова». На Востоке – в Японии, Китае, Корее – голова всему рис. Более того, это основа жизни. Есть рис – живёшь, нет риса – не живёшь. К тому же рис – очень сложная культура, он требует огромного труда, невероятно кропотливого и организованного. Тот, кто не хотел или не мог трудиться, как того требует рис, просто вымирал, и его генетическая линия прекращалась. За тысячи лет отбора и сформировались эти качества японцев, китайцев, корейцев: трудолюбие и дисциплинированность. Отсюда же склонность и способность обучаться, как у своих, так и у чужих, осваивая и поразительным образом развивая достижения других народов.
Один мастер коньячного дела – настоящий гений, Бетховен ароматов – как-то рассказывал, что самые трудные для него поездки – в Японию. Описываешь дистрибьюторам, ритейлерам, рестораторам, журналистам, например, процесс выдерживания коньяков в дубовых бочках. Все внимательно слушают, прилежно записывают. Потом какой-нибудь ресторатор просит написать химическую формулу, отображающую этот процесс. Ответ (формулу) тоже записывают тщательнейшим образом. «Надеюсь, любознательный ресторатор знает, зачем ему эта формула» – усмехнулся мэтр в завершение своего рассказа.


Ну вот, а основа характера западной цивилизации – виноград. Конечно, он никогда не был так необходим для выживания, как рис для японца, но виноград тоже сложен, капризен, трудоемок, требует прилежания и упорства, причем круглый год (хотя и не в столь жестком коллективном духе). Разок поленишься, в чём-то оплошаешь – не будет в этом году винограда, не будет вина.
Несколько лет назад на меня произвел впечатление эпизод из какой-то статьи (ни автора, ни названия не запомнил), где рассказывалось о том, как в некоем бордоском шато «боролись за урожай». В определенный момент, после многочасового совещания, они приняли решение: подрезать все листья, обращенные лицевой стороной к северу! На всех своих гектарах!
За несколько тысячелетий люди на Западе приучились работать в таком режиме. Виноград, вино воспитали нужные качества. Это началось с античности, с греков, римлян и прочих италийцев. Мощная прививка христианства, пришедшая из Палестины, ситуации не изменила: там тоже делали вино, и для христианства оно тоже, как для Эллады и Рима, имело ритуальное значение.
Средневековье едва не поломало всё, но Ренессанс наступил вовремя.


Думаю, что и протестантская этика, лежащая в основе современной англосаксонской трудовой культуры, была бы невозможна без предпосылок, созданных виноградарством и виноделием. Виноград подготовил людей Запада к тому, чтобы двигаться… ну, наверное, не дальше, но более широким фронтом. Подготовил всех, включая и шотландцев-ирландцев с их виски, и чехов-немцев с их пивом, и часть французов (нормандцев) с их сидром и кальвадосом…
Но я, пожалуй, увлёкся.


Вино, конечно, бывает разное. Естественно, имеется в виду сухое вино, самое что ни на есть натуральное. А разное – в смысле его качества. Нет, оно, коли натуральное – почти всегда хорошее. Но для меня все вина делятся, прежде всего, на две главные группы: вот это вино – для того, чтобы запить им, например, хороший кусок мяса, ну или просто с наслаждением махнуть стакан для утоления жажды; а вот это – чтобы смаковать, побалтывая перед собой бокал, наслаждаясь ароматами, потягивая маленькими глоточками. И – упаси Господь! – никакого мяса…
Но к какой из этих категорий не принадлежало бы вино, у него есть ещё одно уникальное свойство: вино, как никакой другой алкоголь, стимулирует, во-первых, творческую активность выпивающего, а во-вторых, его же сексуальную активность. Нет, не сексуальную – любовную! Ибо, выпив вина, стремишься не просто произвести выброс спермы – стремишься любить. Не сексом заняться – любовью…


Если такая возможность есть – горе креативности! А если нет – то выходишь на балкон, или, предположим, на улицу, или просто замолкаешь за столом. Закуриваешь. Вслушиваешься и, оказывается, слышишь… не знаю кого – ангелов? демонов? природу (в широком смысле)? себя самого, в конце концов, только какого-то не вполне знакомого? В общем, кого-то или что-то слушаешь. И записываешь – вот как всё просто. Записываешь, конечно, в память – на то, чтобы марать бумагу или долбить клавиатуру, нет ни времени, ни настроения. Так что только в собственную память. А то, что в ней остаётся, оцениваешь потом, когда проходит это в меру лёгкое опьянение. Чаще всего, надо признаться, услышанное (или подслушанное?) оказывается совершенной ахинеей. Но иногда – спасибо и на том – не разочаровывает.


А, между прочим, творческая активность бывает очень разная. Когда-то слова какие-то слышишь, когда-то – неизвестно кем даваемые советы, как, допустим, шкаф разваливающийся отремонтировать (вот там и там просверлить, накладочку пришпандорить, к ней полочку подвесить – и полный ажур!), когда-то – ещё что-то.


Да и любовная активность – она ведь тоже носит творческий характер…
Ну, будьте здоровы! В смысле – à votre santé!
(Кстати, если вы сейчас выпили шампанского, то на какую-либо кретивность, кроме любовной, можете не рассчитывать. Почему-то у шампанского такое свойство, хотя оно тоже вино. Да, и ещё неудержимое газовыделение – в основном изо рта – вам обеспечено, так что готовьтесь.)