Одно на двоих шоколадное утро
Тянули из синей фаянсовой кружки
И грели ладони, сонливость и губы
Горячим оазисом в будничных рюшках.
За шторами пасмурно-зябких туманов
Делились на капли, сплетаясь в едином
Глотке забродившего сока агавы.
Мы – целое (больше, чем две половины).

Одна на двоих неприкрытая нежность,
Напрягшая алость свою до предела
Под шёпотом ласк, постигающих свежесть
Родного, по-новому близкого тела,
Узнавшего меру своей несвободы
По складкам на простыни снов откровенных,
Под сливочной тяжестью гулкого свода,
Нависшей предвестником белого плена.

Один на двоих серо-заспанный город,
Шпионящий в окна порывистым ветром,
Листвой, заржавевшей в руках непогоды,
И хмурым, в дождливых подтёках, приветом.
Мы жадность тепла своего разделяли
Сложением, но не искали ответа.
Взаимный раёк в шерстяном одеяле,
Накрытый во имя спокойствия пледом.

Закрыв партитуру древнейших желаний
На перепутанных нотах пророчества
Мы двигаем тело рывками-толчками,
Обняв одиночеством одиночество.