Завтра пришло — мы его не заметили,
Чем на свой же вопрос себе и ответили,
На странный вопрос, заданный к ночи:
А теперь — доброе утро,
Когда наши песни кончились.

Через час будет утро — как здесь называют.
Мы пока ещё знаем, как оно не бывает,
Но надо забыть о нем, как о многом прочем:
Нам останется — доброе утро,
Когда наши песни кончились.

Мы убили ночь холодом тонких пальцев;
Утро возьмёт что остынет — останется,
Утро придумает новый путь — впрочем,
Удавим и доброе утро,
Когда наши песни кончились.

За ним будет день; за днём что-то ещё,
И ночные часы порастут камышом,
«Ибо так» — Придающий форму пророчил;
Оно называет себя — добрым утром, —
Когда мы песни прикончим.